Смена экипажей и репатриация в период COVID-19: основные вопросы

21/6/2020

Зачем нужны смены экипажа?

Работа моряков на коммерческих судах является одной из самых стрессовых в мире. Средний срок трудового договора составляет 4-6 месяцев, в течение которых моряки практически непрерывно находятся на борту, работая по 10-12 часов 7 дней в неделю. Такая интенсивная работа неизбежно связана с повышенным риском для физического и психологического здоровья. Вот лишь несколько основных причин, по которым моряки прекращают активную работу в море:
• хронический недостаток сна и усталость;
• неблагоприятная рабочая и природная среда;
• чрезвычайно высокий уровень стресса и тревожности;
• одиночество и отсутствие нормальной социальной жизни;
• невозможность провести достаточное время с семьей;
• нехватка адекватной пищи и медикаментов;
• короткие сроки пребывания на суше;
• излишняя бюрократизация и большой объем бумажной работы;
• недостаточное количество членов экипажа на борту;
• риск быть захваченным в заложники пиратами.

Продолжительное воздействие этих факторов даже на одного члена экипажа легко может привести к морской катастрофе (столкновению, навалу, разливу нефти и т.д.). Длительное пребывание в море без смены экипажа значительно увеличивает риск таких происшествий.

Согласно обязательным стандартам А2.4 и А2.5 Конвенции о труде в морском судоходстве 2006 г., стороной которой является в том числе Россия, максимальный срок работы на борту без перерывов не может превышать 12 месяцев. При этом оплачиваемый отпуск не может длиться менее 2,5 дней на месяц работы, т.е. при работе в течении 11 месяцев у моряка есть право на как минимум 1 месяц отпуска.

Как регулируется смена экипажа и репатриация?

В силу того же обязательного стандарта А2.5 Конвенции, каждый моряк имеет право на репатриацию (возвращение домой) по истечении трудового договора, при его расторжении или если моряк больше не может выполнять свои обязанности по договору по объективным причинам.

Поскольку зачастую трудовые договоры истекают, когда судно находится в море, для скорейшей репатриации моряку может потребоваться сойти на сушу в ближайшем порту выгрузки. Это неизбежно влечет за собой пересечение границы иностранного государства, для чего требуются необходимые визы и иные иммиграционные документы. Часто после высадки в порту морякам требуется наземный транзит через территорию иностранного государства до ближайшего удобного аэропорта.

Репатриация для моряков является бесплатной и осуществляется за счет судовладельца. Согласно руководящему принципу В2.5 Конвенции, судовладелец обязан оплатить как минимум:
• стоимость проезда и перелетов к месту репатриации;
• расходы на проживании и питание до момента репатриации;
• заработную плату и пособия до момента репатриации;
• провоз 30 кг личного багажа;
• лечение до тех пор, пока моряк не будет готов к репатриации по состоянию здоровья.

Эти расходы не могут быть возложены на моряка никоим образом (например, путем вычетов из зарплаты, предварительной оплаты моряком таких расходов с последующим возмещением и т.п.). Конвенция устанавливает лишь минимальный объем обязательств для судовладельцев, более выгодные условия могут быть предусмотрены трудовым договором или коллективными трудовыми соглашениями.

В случае финансовой неспособности или отказа судовладельца оплачивать репатриацию, моряк имеет право на возвращение домой, организованное и оплаченное за счет государства флага судна, а если оно не помогает – то за счет государства, откуда должна произойти репатриация или государства, гражданином которого является моряк.

Несмотря на то, что руководящие принципы Конвенции не являются обязательными для стран-участниц (в отличие от стандартов), многие страны все же внедряют руководящие принципы в свое национальное законодательство. Так, в России принцип В2.5 Конвенции о репатриации отражен в ст. 85 Кодекса торгового мореплавания, которая регламентирует обязанности судовладельца по репатриации.

Кроме того, нормы о репатриации содержатся в Приказе Министерства иностранных дел от 10.02.2016 № 1692. Этот документ устанавливает порядок репатриации:
1) моряков любого гражданства на судах, плавающих под российским флагом, если репатриацию не может осуществить судовладелец;
2) моряков-граждан РФ на судах, плавающих под иностранным флагом, если ни судовладелец, ни государство флага не способно осуществить репатриацию.

Как финансируются расходы на репатриацию?

С 2017 г. все суда, плавающие под флагом государств-участников Конвенции или заходящие в порты, где действует Конвенция, обязаны иметь сертификат, подтверждающий финансовую способность судовладельца оплатить расходы на репатриацию плюс зарплату и пособия на период до 4 месяцев – см. обязательный стандарт А2.5.2 Конвенции. Такие сертификаты выдает судовладельцу P&I клуб, в котором состоит судно и который страхует риск несения расходов на репатриацию.

Несмотря на то, что большинство стандартных правил P&I клубов в принципе покрывают расходы на репатриацию, страховое покрытие не распространяется на случаи, когда моряк оставлен без помощи, т.е. судовладелец:
1) не покрывает издержек, связанных с репатриацией моряка;
2) оставил моряка без необходимой материальной поддержки и помощи;
3) по иным причинам в одностороннем порядке порвал связи с моряком и, в том числе, не выплачивал ему договорной заработной платы за период не менее двух месяцев.

Тем не менее, в случаях оставления без помощи P&I клуб все равно оплачивает репатриацию моряку напрямую, а затем взыскивает выплаченные суммы с застрахованного судовладельца.

Почему в период коронавируса возникли сложности со сменой экипажа?

Как и большинство текущих проблем в морской индустрии, трудности со сменой экипажа вызваны не самим вирусом, а действиями правительств по борьбе с ним. Так, многие страны закрыли свои границы на въезд и транзит иностранных (а иногда и своих собственных) граждан, будь то по суше, через порты или аэропорты. Такие запреты могут содержать исключения для т.н. «ключевых работников» (например, экипажа авиатранспорта и врачей), однако не во всех странах эти исключения распространяются на моряков.

Кроме того, по многим маршрутам полностью приостановлено авиасообщение. Даже если рейсы есть, авиакомпании заполняют их лишь частично. К тому же стоимость билетов на такие рейсы может быть весьма высокой. В некоторых странах (например, в Индии и на Филиппинах) моряков доставляют к судам и к месту проживания с помощью чартерных рейсов. Однако, цена организации таких рейсов слишком высока, чтобы использовать их повсеместно.

Чтобы добраться до судна или до аэропорта, членам экипажа необходимы транзитные визы (например, в Шенгенской зоне). Из-за коронавируса визовые центры и консульства либо закрыты, либо обрабатывают запросы о продлении или выдаче новых виз со значительными задержками.

Принимая жесткие карантинные меры, власти некоторых стран (в том числе России) не делают исключений для моряков, списывающихся с судов. В результате моряков принудительно направляют на длительную обсервацию, даже если у них отсутствуют синдромы коронавируса, либо же вообще не разрешают им сходить на берег на период карантина.

Все эти меры не позволяют убывающим морякам покинуть свои суда по окончании трудовых договоров и улететь домой. Сменяющие их члены экипажа не могут попасть на борт своих кораблей по тем же самым причинам. Это приводит к тому, что сейчас моряки остаются фактически запертыми на борту в течение многих месяцев, даже если максимально допустимый срок пребывания на судне истек.

Наконец, многие государства не позволяют морякам, заразившимся коронавирусом или требующим медицинской помощи по иным причинам, сойти на берег для получения такой помощи.

Насколько велика проблема со сменой экипажей и репатриацией?

Каждый день более 1,5 миллиона моряков работают на более чем 60 тысячах грузовых судов по всему миру. Из них порядка 80-100 тысяч – граждане России. Наша страна ежегодно входит в пятерку стран, поставляющих больше всего моряков для коммерческого флота.

По состоянию на середину июня 2020 г., смену экипажа на грузовых судах должны пройти по крайней мере 300 тысяч моряков. Из них 150 тысячам необходимо сойти на сушу и вернуться домой на самолете, а еще 150 тысячам проделать тот же путь в обратном направлении. Вдобавок, репатриация требуется 70 тысячам моряков и членам персонала на круизных лайнерах. Хотя статистика по гражданству требующих смены моряков отсутствует, существенная часть из них является гражданами России.

Согласно данным Международной организации труда (МОТ), на данный момент сотни тысяч моряков вынуждены оставаться на судне и после истечения максимального срока нахождения на борту (11 месяцев), в некоторых случаях – и до 15 месяцев.

Какие меры приняты в России?

1) Исключение иностранных и российских членов экипажей из-под действия пограничных мер

18 марта 2020 г. Россия временно ограничила въезд иностранных граждан на свою территорию (даже при наличии у них визы), однако по состоянию на середину июня эти ограничения не распространяются на экипажи морских и речных судов [1]. Тем не менее, иностранным морякам все равно потребуется предъявить удостоверение личности и действующую визу, если только безвизовый порядок не предусмотрен международным договором. МВД временно приостановило прием документов, оформление и выдачу приглашений на въезд для иностранных граждан, однако и здесь для членов экипажей речных и морских судов сделано исключение [2].

Также с 30 марта 2020 г. Россия ограничила выезд со своей территории через любые границы. С 16 апреля для российских [3] и иностранных [4] членов экипажей морских судов, следующих за рубеж для смены, также сделано исключение.

К сожалению, эти исключения не меняют процедуры получения транзитных виз иностранными моряками, и скорость оформления во многом зависит от усилий конкретных крюинговых агентств. Например, 18 июня 2020 г. произошла первая в истории Калининграда смена иностранного экипажа, и транзитные визы в этом случае были оформлены всего за один день.

2) Продление сроков действия квалификационных документов

В середине мая 2020 г. Россия приняла решение продлить на 6 месяцев срок действия судовых конвенционных документов (требуемых по Международной конвенции о подготовке и дипломировании моряков и несении вахты 1978 (ПДНВ)) и документов членов экипажей судов (например, профессиональных дипломов, квалификационных свидетельств и т.д.), если этот срок истек или истекает до 20 июня 2020 г.

Продление действует автоматически и применяется к тем морякам, которые не могут продлить эти документы в обычном порядке в связи с ограничениями в субъектах РФ или ограничениями иностранных государств в отношении схода на берег, посадки на судно или перемещения по территории государства, обусловленными COVID-19 [5].

При этом медицинские свидетельства, срок действия которых истек или истекает в период до 20 сентября 2020 г., также автоматически продлеваются на 6 месяцев [6].

3) Продление действия трудовых договоров моряков

Кроме того, в конце марта 2020 г. было принято решение продлить действие трудовых договоров моряков, плавающих на российских судах, на срок до 3 месяцев. Эта мера применяется, только если смена экипажа не может быть обеспечена в течение 11 месяцев (максимальный срок нахождения на борту по Конвенции 2006 г.), моряк согласен на такое продление, а судовладелец обеспечивает право на надлежащий отпуск по стандарту А2.4 и право на репатриацию по стандарту А2.5. Конвенции [7].

4) Частичное исключение членов экипажей из-под действия карантинных мер?

С 18 марта 2020 г. для въезжающих в Россию установлен обязательный 14-дневный карантин, который необходимо отбывать дома или в обсерваторе [8]. Однако спустя несколько дней, членов экипажей морских и речных судов исключили из-под действия этих предписаний.

Несмотря на это, в конце апреля Роспотребнадзор выпустил еще одно, довольно противоречивое разъяснение. С одной стороны, в нем главам субъектов РФ указали на недопустимость применения карантинных мер в отношении моряков после их приезда в Россию, при перемещении по стране или при убытии.

С другой стороны, морякам до убытия из порта на судно предписали использовать средства индивидуальной защиты и соблюдение правил личной гигиены. Кроме того, субъекты РФ могут запрещать высадку на берег «если это не предусмотрено технологическим процессом, в соответствии с введенными ограничительными мерами в связи с особенностью распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19) в субъекте РФ».

Наконец, российские моряки, заходившие в течение 14 дней до прибытия в иностранные порты и следующие через «неблагополучные регионы» России, не должны оставаться на судне. Им предписывается проходить 14-дневный карантин по правилам конкретного субъекта РФ (для иногородних это чаще всего обсервация, местные жители могут проходить карантин дома). К сожалению, положение иностранных членов экипажа хуже — они в принципе не имеют права выйти на берег, а должны проходить карантин только на судне.

По сообщениям СМИ, до конца июня Роспотребнадзор планирует выпустить новые рекомендации по смене экипажа, предусматривающие более свободный порядок прохождения карантина.

5) Протоколы по порядку смены экипажа и репатриации?

В конце мая 2020 г. Минтранс совместно с Роспотребнадзором опубликовал набор рекомендаций для судоходных компаний в целях предотвращения распространения коронавируса на судах и в пределах портов.

К сожалению, рекомендации относительно смены экипажа (п. 13 Приложения I) не отличаются подробностью. Так, перед началом рейса судовладелец должен обеспечить осмотр экипажа врачом на предмет признаков ОРВИ. В процессе репатриации морякам предписывается в полной мере соблюдать правила личной защиты, респираторной гигиены, социального дистанцирования. Если на борту обнаружены признаки заболевания, то весь экипаж должен сдать анализы на коронавирус, заболевшие снимаются с судна, а затем проводится полная дезинфекция изолятора и тех помещений, где находились больные.

Еще менее содержательными выглядят рекомендации по репатриации заболевших коронавирусом пассажиров и членов экипажа (п. 12 Приложения I). Рекомендуется «рассмотреть возможность высадки там, где местные постоянные или временные больницы имеют достаточные возможности для оказания адекватной медицинской помощи». Судовладельцам предписывается сообщить портовым властям место репатриации и маршрут транзита заболевших членов экипажа.

На данный момент, меры, принятые российским правительством для упрощения смены  экипажа и репатриации, можно оценить как успешные лишь отчасти. С одной стороны, в отношении ограничений на въезд и выезд из страны, а также продления квалификационных документов, моряки действительно имеют статус «ключевых работников». С другой стороны, российскому правительству только предстоит разработать конкретные и подробные протоколы, пошагово регулирующие процесс смены экипажа и репатриации для избежания распространения инфекции. Кроме того (и к сожалению), Россия пока не приняла достаточных мер для исключения как российских, так и иностранных моряков из-под действия региональных карантинных мер, даже если конкретный член экипажа присутствует на территории субъекта РФ краткосрочно и лишь в целях смены экипажа или репатриации.

[1] Распоряжение Правительства РФ от 16.03.2020 N 635-р, п. 2, абз. второй.

[2] Там же, п. 4. [3] Распоряжение Правительства РФ от 27.03.2020 N 763-р, п. 2, абз. восьмой.

[4] Там же, п. 2, абз. десятый.

[5] Информационное письмо Минтранса России от 15.05.2020 N ЮЦ-Д5-25/8839, абз. четвертый.

[6] Там же, абз. седьмой.

[7] Информационное письмо Минтранса России от 23.03.2020 N ЮЦ-Д5-25/4825, абз. восьмой.

[8] Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 18.03.2020 №7.

Ассоциация морского права RUMLA продолжит информировать Вас о влиянии COVID-19 на правовое регулирование морской индустрии.