Бункерная Конвенция 2001 – Первый судебный опыт в РФ

11/3/2021

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа по делу № А56-79050/2019 от 21 января 2021 года

Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа по делу № А56-79050/2019 от 21 января 2021 года

(ФГБУ «АМП Балтийского моря» ООО «Контур СПб» v Marathi Shipping, The Standard P&I Club)

Международная конвенция о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения бункерным топливом была принята в Лондоне 23 марта 2001 года и вступила в силу 21 ноября 2008 года (по истечении года после даты, когда восемнадцать государств, включая пять государств, каждое из которых имеет флот общей валовой вместимостью не менее 1 миллиона, подписали/ратифицировали Конвенцию или присоединились к ней).

Россия присоединилась к Бункерной Конвенции (Федеральный закон от 03.12.2008 № 230-ФЗ), которая для России вступила в силу 24 мая 2009 года.

Федеральным законом от 14.06.2011 № 141-ФЗ в Кодекс торгового мореплавания была введена глава XIX.1. «Ответственность за ущерб от загрязнения бункерным топливом». По сути, данная глава представляет собой практически дословную имплементацию норм Конвенции в российское законодательство.

С 2009 года в России не было значимого (по ущербу окружающей среде) разлива бункерного топлива, который бы подпадал под сферу действия Конвенции.

Спустя почти 10 лет после вступления в силу Конвенции для России такой разлив случился в Санкт-Петербурге.

Факты: 19 июня 2019 года в морском порту «Большой порт Санкт-Петербург» произошел разлив бункерного топлива с иностранного сухогруза «LOZA» (флаг Мальта), в результате чего оказались загрязненными акватория и стенки причалов Угольной гавани, морские суда, находившиеся в акватории в момент разлива. Marathi Shipping (судовладелец) и The Standard P&I Club (страховщик) в тот же день привлекли ООО «Морская экология» для устранения последствий загрязнения.

В свою очередь ФГБУ «Администрация морских портов Балтийского моря» привлекла своего подрядчика по госконтракту – ООО «Контур СПб» для осуществления работ по ликвидации загрязнения, а впоследствии уступила ООО «Контур СПб» свои права требования о возмещении убытков (стоимости уборки акватории порта от разлива мазута). На тот момент судовладельцем были произведены частичные расчеты с ООО «Морская экологи». ООО «Контур СПб» получило платеж в размере 580 000 долларов США (около 36,5 млн руб.) и независимую гарантию P&I Клуба на такую же сумму.

ФГБУ «Администрация морских портов Балтийского моря» обратилось с иском в суд к судовладельцу (Marathi Shipping) и страховщику ответственности (The Standard P&I Club). Иск был предъявлен к двум ответчикам солидарно. Впоследствии ввиду состоявшейся уступки права требования истец был заменен на ООО «Контур СПб», а исковые требования уточнены и увеличены до 103 млн. руб.

Привлеченный судовладельцем и страховщиком к ответственности специалист ITOPF (Международная федерация владельцев танкеров по предотвращению загрязнений) в результате исследования документов, опроса сотрудников ООО «Контур СПб» и личного осмотра акватории порта подтвердила только 6 млн. руб., в отношении расходов еще на 20 млн. руб. у ООО «Контур СПб» были запрошены документы; остальная часть расходов была отклонена как необоснованная.

Судовладелец оспаривал размер расходов на ликвидацию последствий разлива мазута, их разумность, ходатайствовал о назначении экспертизы, об истребовании доказательств, подтверждающих расходы ООО «Контур СПб», представил альтернативные расчеты специалистов. По мнению судовладельца, стоимость работ не превышала 25 млн. руб.

Страховщик ответственности, привлеченный в качестве соответчика, придерживался позиции судовладельца и дополнительно утверждал, что отсутствуют правовые основания для привлечения его в качестве солидарно ответственного. Возможность предъявления иска к страховщику на основании статьи 7(10) Бункерной Конвенции и ст. 336.9(5) КТМ РФ не влечет возникновение солидарной ответственности страховщика со страхователем-причинителем вреда.

АС СПб и ЛО: Иск ООО «Контур СПб» был удовлетворен почти в полном объёме. С учетом уплаченных 580 000 долларов США (около 36,5 млн. руб.) суд решил взыскать солидарно c судовладельца и страховщика 58.312.671 руб. 31 коп. убытков (807.265,62 долларов США по курсу на день вынесения решения 30 июля 2020 года), определив общую стоимость расходов на ликвидацию более чем в 97 млн. руб.

Суд отказал в назначении судебной экспертизы, посчитав, что представленных в дело заключений специалистов достаточно для оценки разумности и обоснованности мер, принятых Истцом по предотвращению и устранению ущерба от загрязнения.

В обоснование солидарной ответственности судовладельца-причинителя вреда и страховщика ответственности суд сослался на сам факт страхования (финансового обеспечения) гражданской ответственности за ущерб от загрязнения бункерным топливом, а также на то, что страховщиком была выдана гарантия (LOU) в обеспечение требований истца. По мнению суда, данные обстоятельства означали возникновение у страховщика солидарного с причинителем вреда обязательства возместить ущерб.

13 ААС: Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции, оставив решение без изменения. По мнению апелляционного суда, глава XIX.1 КТМ РФ предоставляет право предъявления иска как к судовладельцу, так и страховщику ответственности (пункт 1 статьи 336.9, пункт 5 статьи 336.9. КТМ РФ). Также пункт 10 статьи 7 Международной Конвенции о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения бункерным топливом 2001 года предусматривает, что страховщик вправе требовать привлечения к участию в деле собственника судна в качестве соответчика. По мнению суда, статус «соответчик» означает возникновение солидарной обязанности у обоих ответчиков.

Также суд отметил, что в соответствии со статьей 322 ГК РФ солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если это предусмотрено договором или установлено законом, а также сослался на факт выдачи гарантийного письма (LOU) страховщиком ответственности – клубом взаимного страхования The Standard P&I Club.

АС СЗО: Суд кассационной инстанции с выводами нижестоящих судов не согласился, решение Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области и постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда были отменены, а дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции в ином судебном составе.

Суд кассационной инстанции отметил, что страховщик и судовладелец не являются сопричинителями вреда и не несут солидарную ответственность по предъявленному требованию (пункт 3 статьи 1079 ГК РФ). Солидарное обязательство возникает только в случаях, прямо предусмотренных законом или договором (п. 1 ст. 322 ГК РФ). Пункт 5 статьи 336.9 КТМ РФ допускает возможность предъявления иска напрямую к страховщику, однако не устанавливает солидарную ответственность застрахованного лица (страхователя) и страховщика, как не устанавливают ее и иные нормы российского законодательства. Истец вправе выбрать, к кому предъявить иск – к судовладельцу, либо страховщику ответственности. В случае предъявления иска к страховщику ответственности, последний вправе потребовать привлечения судовладельца в качестве соответчика (процессуальное действие), солидарной ответственности при этом не возникает. Привлечение страховщика к солидарной ответственности со страхователем (судовладельцем) противоречит вышеуказанным нормам материального права. Нормы гражданского законодательства не предусматривают солидарной ответственности причинителя вреда и страховщика, застраховавшего его ответственность.

Также суд кассационной инстанции отметил, что при определении ущерба от загрязнения бункерным топливом (т.е. разумных восстановительных мер, которые фактически приняты или должны быть приняты, а также предупредительных мер в соответствии со статьей 336.1 КТМ РФ и статьей 1 Конвенции) требуются специальные знания. При новом рассмотрении суду необходимо обсудить вопрос о назначении экспертизы.

Комментарий: В данном деле представляются интересным два правовых вопроса: солидарная ответственность причинителя вреда и страховщика по российскому праву, а также определение ущерба от загрязнения бункерным топливом.

Солидарная ответственность

Весьма интересно, что доводы Истца и вывод судов нижестоящих инстанций о солидарной ответственности страховщика были основаны на положениях пункта 5 статьи 336.9 КТМ РФ и пункта 10 статьи 7 Бункерной Конвенции, в которых указано, что, если иск предъявлен непосредственно к страховщику, то страховщик вправе потребовать привлечения собственника суда к участию в деле в качестве соответчика. В отношении этих норм права суд кассационной инстанции отметил, что это процессуальное действие, солидарной ответственности не возникает.

Ситуация становится еще интересней, если мы обратимся к тексту Бункерной Конвенции на иностранных языках. В рассматриваемом пункте 10 статьи 7 ни в английском, ни в испанском, ни во французском нет слов «в качестве соответчика». В упомянутых языках точка стоит после слов «…имеет право требовать, чтобы собственник судна был привлечен к участию в деле

Английский:

«The defendant shall in any event have the right to require the shipowner to be joined in the proceedings.»

Испанский:

«El demandado tendrá, en todo caso, el derecho de exigir que el propietario del buque concurra en el procedimiento.»

Французский:

«Le défendeur peut dans tous les cas obliger le propriétaire du navire à se joindre à la procédure.»

Русский:

«Ответчик во всех случаях имеет право требовать, чтобы собственник судна был привлечен к участию в деле
в качестве соответчика

Какой текст Конвенции является аутентичным? В самой Конвенции (в статье 19 «Языки») указано – «Настоящая Конвенция составлена в одном подлинном экземпляре на английском, арабском, испанском, китайском, русском и французском языках, причем все тексты являются равно аутентичными.»

Бункерная Конвенция 2001 года принята «по лекалам» Международной конвенции о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью 1969 года (International Convention on Civil Liability for Oil Pollution Damage) сокращенно – CLC. В пункте 8 статьи VII указанной конвенции (CLC) в русском языке содержится такой же текст «Ответчик имеет право во всех случаях требовать, чтобы собственник судна был привлечен к участию в деле в качестве соответчика.» В английском же тексте Конвенции CLC 1969 после слов «…привлечен к участию в делестоит точка – «The defendant shall in any event have the right to require the shipowner to be joined in the proceedings.». Конвенция CLC 1969 года была опубликована в Сборнике действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXXI.- М., 1977. С. 97 – 106.

В настоящее время для России действует Международная конвенция о гражданской ответственности за ущерб от загрязнения нефтью в редакции Протокола 1992 года и лимитами ответственности 2000 года. Но вот дополнительные три слова «в качестве соответчика» «перекочевали» из текста CLC 1969 в 1992, а затем и в Бункерную Конвенцию 2001 года и КТМ РФ.

Солидарное обязательство возникает только в случаях, прямо предусмотренных законом или договором (п. 1 ст. 322 ГК РФ). Высшие судебные инстанции неоднократно отмечали, что нормы гражданского законодательства не предусматривают солидарной ответственности причинителя вреда и страховщика, застраховавшего его ответственность. Например, Постановление АС МО от 21 июня 2018 года по делу № А41-27912/2017: Суд кассационной инстанции изменил апелляционное определение в части солидарного взыскания убытков, руководствуясь п. 1 ст. 322 ГК РФ, и подчеркнув, что нормы гражданского законодательства не предусматривают солидарной ответственности причинителя вреда и его страховщика, застраховавшего его ответственность; Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 7 ноября 2018 года № Ф06-26850/2015 по делу№ А12-33974/2014: Компания обратилась в суд о взыскании убытков, причиненных должнику конкурсным управляющим с требованием о солидарном взыскании указанных убытков как с конкурсного управляющего, так и страховой организации, застраховавшей ответственность управляющего. Суд кассационной инстанции оставил в силе постановление суда апелляционной инстанции, отказавшего во взыскании в солидарном порядке убытков со страховой компании.

Солидарная ответственность при причинении ущерба бункерным топливом установлена ст. 336.4 КТМ РФ лишь для случаев причинения ущерба от загрязнения в результате инцидента с вовлечением двух и более судов. В таком случае все судовладельцы несут солидарную ответственность за весь ущерб от загрязнения, и только в случае, если такой ущерб не может быть разумно разделен между ними.

Ущерб | разумные меры | специальные знания

В соответствии со ст. 336.1 КТМ РФ и ст. 1 Конвенции ущерб от загрязнения ограничивается расходами на разумные восстановительные меры, которые фактически приняты или должны быть приняты, а также предупредительными мерами – разумными мерами, принятыми любым лицом после инцидента, по предотвращению или уменьшению ущерба от загрязнения.

КТМ РФ и Конвенция оперируют понятием «разумные меры». Речь идёт о разумности не с точки зрения стоимости, а с точки зрения вида и объёма принятых мер по ликвидации разлива бункерного топлива с необходимостью применить специальные знания относительно химических свойств конкретного нефтепродукта, его реакции с водой, а также твердой поверхностью (стенки причалов и корпуса судов), использования специального оборудования, технологий, которые должны использоваться для ликвидации последствий разлива нефтепродуктов и в иных вопросах.

Наиболее авторитетной международной организацией.ю специализирующейся в вопросах ликвидации разливов нефти и нефтепродуктов, является ITOPF (Международная федерация владельцев танкеров по предотвращению загрязнений).

ITOPF некоммерческая организация, созданная владельцами мирового танкерного флота и их страховщиками для эффективной ликвидации морских разливов нефти, химических продуктов и других вредных веществ. Технические услуги включают реагирование на аварийные ситуации, предоставление консультаций по методам очистки от загрязнения, оценку нанесенного ущерба, анализ предъявленных исков, помощь в составлении планов ликвидации разливов и предоставление обучения и информационной поддержки. Со времени создания ITOPF в 1968 году технический персонал этой организации принимал непосредственное участие в ликвидации около 800 разливов при аварийных ситуациях в 100 странах с предоставлением  научных и предметных рекомендаций по мерам удаления разливов, устранению их экологических и экономических последствий и возмещению причиненного ущерба.

Представляется сложным или едва возможным определить размер ущерба – то есть, размер расходов на разумные меры по ликвидации разлива – без специальных знаний. Специалист ITOPF Анжела Пинзон посещала порт Санкт-Петербург во время работ по ликвидации разлива, а также подготовила отчет (оценку обоснованности требований истца), который был представлен в материалы дела. При этом суд отказал в вызове А. Пинзон в качестве специалиста в судебное заседание.

Суд кассационной инстанции прямо отметил, что для правильного разрешения спора требуются специальные знания в области ликвидации ущерба от загрязнения нефтепродуктами (бункерным топливом), суду необходимо обсудить вопрос о назначении экспертизы. Данное указание представляется абсолютно обоснованным исходя из обстоятельств дела, характера спора и положений статьи 82 АПК РФ.