Нет расследования причин столкновения судов – нет виновной стороны

7/6/2021
Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 3 марта 2021 г. по делу № А21-1117/2020 (Рыболовецкий колхоз «Труженик Моря» v ФГУП «Национальные рыбные ресурсы», ФГБУ «Администрация морских портов Балтийского моря», ООО «Северные морские технологии»)

 

Факты: истцу на праве собственности принадлежало рыболовное судно МРТК-1078, которое стояло на швартовых канатах у причала № 6 УМТ «Пионерский» (Калиниградская область). Неподалеку от рыболовного судна стоял плавкран «Геркулес». 2 января 2019 г. в Калининградской области имели место неблагоприятные погодные условия: усиление ветра, шторм, сильный дождь, волна. В результате ветрового и волнового воздействия 2 января 2019 г. произошел обрыв швартовых концов у плавкрана «Геркулес», который, дрейфуя на ветру, навалился на судно истца, в результате чего судно получило пробоины и затонуло в акватории УМТ «Пионерский».

Ссылаясь на виновность ответчиков в затоплении судна, истец обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с них 10 145 000 руб. убытков. При расчете размера убытков была учтена стоимость судна, утилизации и сюрвейерского обследования.

Истец настаивал на привлечении к ответственности всех заявленных им ответчиков, обосновав вину каждого следующим образом.
ФГУП «Национальные рыбные ресурсы» – владелец причальных сооружений – предоставило для швартовки плавкрана «Геркулес» ненадлежащий причал, тем самым допустив его небезопасную стоянку.
ФГБУ «Администрация морских портов Балтийского моря» – служба капитана морского порта – не приняло мер по обеспечению безопасности стоянки судов, не передало сообщение о штормовом предупреждении, не сделало соответствующих указаний капитанам и владельцам судов, причальных сооружений.

ООО «Северные морские технологии» – собственник плавкрана «Геркулес» – не обеспечило швартовку своего судна способом, позволяющим избежать перемещения под воздействием ветра и волнения.
Ответчики утверждали, что неблагоприятные погодные условия (усиление ветра, шторм, сильный дождь, волна) должны быть квалифицированы как обстоятельства непреодолимой силы, которые и послужили причиной столкновения рыболовного судна и плавкрана.

Судебный акт: в удовлетворении исковых требований Арбитражным судом Северо-Западного округа было отказано в полном объеме. Суд отметил, что морской порт Калининграда не является местом убежища для судов в штормовую погоду. Кроме того, суда, находящиеся в морском порту на длительной стоянке, должны иметь планы мероприятий по обеспечению безопасности судна в этот период, утвержденные судовладельцем и согласованные с капитаном морского порта. Суд также счел доказанным факт заблаговременного оповещения судов, находящихся в порту, о надвигающемся шторме. В процессе исследования доказательств также учитывались действия ООО «Северные морские технологии» по обеспечению безопасности плавкрана «Геркулес». Вместе с тем суд не посчитал доказанным, что собственником рыболовного судна были приняты достаточные меры для обеспечения безопасности судна в условиях шторма.
В отношении ответчика ФГУП «Национальные рыбные ресурсы» суд отметил, что в дело представлен акт освидетельствования портового гидротехнического сооружения от 20 декабря 2018 г., из которого следует, что причал находится в работоспособном состоянии и его эксплуатация продлена до 19 декабря 2023 г.

Особое внимание привлекает следующий аргумент суда: расследование по установлению причин столкновения плавсредств в акватории порта не проводилось, поэтому определить чью-либо вину в происшествии не представляется возможным. При этом ответственной за проведение расследования является Федеральная служба по надзору в сфере транспорта.

Комментарий: невозможно не заметить осложнение данного дела публичным элементом. Наличие в числе ответчиков государственных организаций всегда добавляет особенный оттенок судебному процессу.
Интересно, что сначала суд активно исследует доказательства по делу, обосновывает наличие или отсутствие вины в действиях истца и ответчиков. Но завершает свою цепочку рассуждений аргументом о невозможности установить наличие или отсутствие вины, так как расследование причин столкновения не проводилось. На самом деле, эта фраза поднимает множество проблем. Например, соотношение публичных процедур, недочеты функционирования государственных органов, имеющие процессуальный эффект для субъектов экономической деятельности.

Обязательно ли проведение вышеупомянутого расследования для доказывания в арбитражном процессе? Вероятно, что отсутствие результатов такого расследования не препятствует суду исследовать иные доказательства. Другое противоречило бы и логике комментируемого решения, и принципам процессуального права об оценке доказательств.

В конце концов, суд мог сделать ссылку на бездействие истца по инициации проведения расследования, что в какой-то степени вписывается в логику бремени доказывания. Однако в данном случае мы можем выделить другую проблему: возложение на истца обязанности «подталкивания» уполномоченных государственных органов к формированию доказательственного материала.

Таким образом, в каждом подобном случае истцу следует заранее подготовить основания, на которых будет строиться правовая позиция по делу. Возможно, следовало рассмотреть вопрос о привлечении представителей Федеральной службы по надзору в сфере транспорта в качестве третьих лиц. В данном деле мы видим приравнивание бремени доказывания к обязанности стороны способствовать проведению внесудебных процедур (в нашем случае – расследования).