О допустимости удержания вещи, не принадлежащей должнику

21/6/2021

Радислав Радикович Репин,
советник VERSUS.legal,
преподаватель кафедры гражданского права и процесса НИУ ВШЭ – Санкт-Петербург, магистр гражданского права (СПбГУ)

 

Поводом для написания настоящей статьи послужила практическая ситуация, с которой я не так давно столкнулся.

Продавцу необходимо было доставить груз своему покупателю, для чего он нанял перевозчика. Перевозчик принял груз для доставки и успешно выполнил поручение.
Однако между продавцом и покупателем возникли разногласия по вопросу о том, кто именно должен внести провозную плату. Как легко можно догадаться, никто из сторон не желал оплачивать перевозку.
Перевозчик же вполне закономерно заявил об удержании груза.
Спустя некоторое время ситуация осложнилась тем, что груз, как оказалось, продавцу не принадлежал – он был похищен у действительного собственника.
Собственник потребовал от перевозчика выдачи ему груза. Перевозчик отказал в этом и сообщил собственнику, что тот должен оплатить как перевозку, так и необходимые расходы на содержание вещи.
У собственника возник вопрос: противопоставимо ли ему удержание, заявленное перевозчиком?

В общем виде вопрос звучит следующим образом: при каких обстоятельствах можно удерживать вещь, которая не принадлежит должнику? Иначе говоря, при каких обстоятельствах можно удерживать вещь против требования собственника, который не является должником по договору?
Для начала я предлагаю кратко описать общие условия для удержания, а затем мы перейдем к рассмотрению проблемного вопроса.

1. Общие условия для удержания

Чтобы удержание было эффективным, требуется соблюдение следующих условий (ст. 359 ГК РФ):

  • удерживающий вещь (ретентор) должен физически обладать вещью;
  • ретентор должен иметь денежное требование к лицу, которому он обязан вернуть вещь. Это требование должно быть в положении «подлежит принудительному осуществлению». Также такое требование должно быть связано с вещью (абзац первый п. 1 ст. 359 ГК РФ). Однако если требование возникло из предпринимательского отношения, то такая связь необязательна (абзац второй того же пункта)[2].

При наличии этих условий ретентор вправе заблокировать направленное против него требование о выдаче вещи. В результате заявления об удержании он также получает достаточно сильную правовую позицию в отношении вещи: он приобретает на нее особое вещное право и право обратить взыскание (продать вещь и оставить вырученные деньги себе для погашения долгов).

  1. Допустимо ли удерживать вещь, которая не принадлежит должнику?

         Постановка вопросов

Собственник не связан с удерживающим перевозчиком договором. Поэтому (по его утверждению) он не должен ему какие-либо денежные суммы.
Чтобы оценить возможность удержания в вышеописанном деле, я предлагаю поставить три вопроса:

  1. Действительно ли у собственника нет денежного долга перед перевозчиком (пусть не из договора, но из иного основания)?
  2. Можно ли приобрести право удержания по доброй совести?
  3. Если все же удерживающий знает, что его должник не собственник вещи, то можно ли обнаружить такие случаи, в которых удержание, несмотря на это, будет противопоставимо собственнику?

    2.2 Денежный долг собственника

С бытовой точки зрения можно сказать, что в результате несения перевозчиком необходимых расходов на вещь (например, на необходимый ремонт, обеспечение сохранности и т.п.) собственник обогатился (извлек имущественную выгоду) за счет перевозчика. В начале цепочки стоит перевозчик, который непосредственно совершил полезные действия, а в конце – собственник (конечный выгодоприобретатель). Однако с правовой точки зрения дело обстоит иначе.

Юридически от деятельности перевозчика обогащается не собственник, но именно его контрагент – грузоотправитель. Обогащение грузоотправителя является основательным (основано на договоре перевозки). Собственник же получает выгоду юридически не за счет перевозчика, но за счет грузоотправителя.Это объясняется соображениями частной автономии: грузоотправитель и перевозчик своей волей определили, что полезные действия перевозчика – это предоставления именно в адрес грузоотправителя в рамках обязательственноправовой коммуникации[3].

Поэтому не имеется юридических оснований наделять перевозчика прямым требованием к собственнику о компенсации произведенных им необходимых расходов. Тем более, нет оснований для возложения на собственника обязанности по уплате суммы, равной провозной плате (фрахту), поскольку сама по себе перевозка никак не обогащает собственника, не может рассматриваться в качестве необходимых или каких-либо еще расходов на поддержание существования или улучшение вещи.

Кроме того, перевозчик не является и ответчиком по виндикационному иску (ст. 301 ГК РФ), поскольку он обладает вещью не в своем интересе (не владеет ей), но держит ее на чужое имя – на имя грузоотправителя. Ввиду этого исключается применение нормы о расчетах при виндикации (ст. 303 ГК РФ).

Таким образом, перевозчик не имеет каких-либо притязаний к собственнику, поэтому, строго говоря, он лично не может заявить об удержании против требования собственника о выдаче вещи.

2.3. Приобретение права удержания по доброй совести

Остановить собственника может только другое вещное право. Поэтому заявление об удержании дает перевозчику вещное право: собственник не только не вправе отнимать вещь у ретентора, но, более того, если он это сделает, то ретентор сможет истребовать вещь обратно. Однако в изложенной ситуации перевозчик заявляет об удержании не против собственника, но против должника (грузоотправителя), который каким-либо правом на нее не обладает. Иными словами, перевозчик пытается вывести для себя вещное право из позиции грузоотправителя в отношении вещи. Но у грузоотправителя никакой легальной позиции нет!

В науке существует идея, что не только право собственности, но и другие вещные права могут приобретаться от неуправомоченных лиц по доброй совести. Эта идея иногда находит и практическое воплощение[4].

Обычно условиями для приобретения по доброй совести выступают следующие факторы:

  • приобретатель права является добросовестным, т.е. он не знает и не может знать, что перед ним (как оказывается!) предстал не собственник;
  • собственник сам повинен в том, что такая ситуация сложилась – именно его умышленное или неосторожное поведение привело к тому, что видимость собственности закрепилась за иным лицом (применительно к рассматриваемому удержанию – за должником, грузоотправителем);
  • приобретатель является возмездным (т.е. полностью предоставил эквивалент приобретаемого). В отношении права удержания, как мне кажется, данный критерий подлежит некоторой модификации: необходимо, чтобы долг, по которому заявлено удержание, вытекал из возмездного отношения.

Я полагаю, что нет никаких препятствий к добросовестному приобретению вещного права удержания. Если удерживающий заявляет должнику об удержании и добросовестно полагает его собственником, то при наличии прочих вышеуказанных факторов он получит вещное право. Даже если должник не являлся собственником.

Таким образом, удержание вещи, не принадлежащей должнику, должно допускаться при выполнении вышеперечисленных требований.
Применительно к указанном делу добросовестное приобретение не состоится, поскольку вещь была похищена у собственника (не выполняется фактор № 2).

2.4. Приобретение права удержания ретентором, который знал, что должник не является собственником

Более сложным является вопрос о допустимости удержания в тех случаях, когда ретентор достоверно знает, что должник не является собственником.
Как мне кажется, для этого случая по общему правилу заявление об удержании не должно давать ретентору вещного права. Однако я полагаю, что в двух случаях удержание может быть допущено:

  • если объективно грузоотправитель (должник) действует по поручению собственника. Например, грузоотправитель сам является перевозчиком собственника и далее ставит эту же задачу субперевозчику;
  • если объективно такого поручения нет, однако для перевозчика-ретентора создалась видимость его наличия и при этом за такую видимость отвечает собственник – именно собственник своими умышленными или неосторожными действиями создал у перевозчика впечатление, добросовестное ожидание того, что поручение есть.

Таким образом, удержание в ситуации, когда ретентор знает или должен знать, что должник не является собственником, может быть допущено при наличии одной из двух ситуаций, описанных выше.

В рассматриваемом случае собственник не давал какого-либо поручения на перевозку, а также не создавал видимость наличия такого поручения. Из этого следует, что удержание вещи перевозчиком оказывается невозможным.

3. Общий вывод

Следует заключить, что перевозчик лишен возможности удерживать вещь против требований собственника.

[1] В российской литературе данный вопрос также рассматривался В.С. Костко (см. его: Удержание вещи, не принадлежащей на праве собственности должнику // Вестник экономического правосудия РФ. 2016. № 9. С. 168– 183).

[2] Тем не менее для удержания по долгу из морской коммерческой перевозки, как мне кажется, делается исключение из исключения (т.е. возврат к общему правилу): долг должен быть непременно связан с вещью (п. 1 и 2 ст. 160 КТМ РФ).

[3] См.: Каммерер Э. Обогащение и недозволенное действие. Часть первая // Вестник гражданского права. 2010. № 2. С. 246–288.

[4] Так, например, российскому закону известно добросовестное приобретение права залога от несобственника (абзац второй п. 2 ст. 335 ГК РФ). Эта конструкция родилась в судебной практике, а затем была закреплена в законе.