Не все требования одинаково «морские»

4/6/2021

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 17 февраля 2021 г. по делу № Ф03-104/2021 (ФГКУ «Пограничное управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Приморскому краю» v “Korea Surim Trading Corporation”)

 

Факты: Федеральное государственное казенное учреждение «Пограничное управление Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Приморскому краю» (далее – ПУ ФСБ России по Приморскому краю) обратилось в Арбитражный суд Приморского края с исковым заявлением к торговой компании “Korea Surim Trading Corporation” (далее – “Surim”) о взыскании в пользу Российской Федерации ущерба, причиненного водным биологическим ресурсам, в размере 3 204 300 руб.

Одновременно ПУ ФСБ России по Приморскому краю было заявлено ходатайство о принятии обеспечительных мер в виде наложения ареста на судно Kal Ma 2”, регистрационный номер судна 3207817, порт приписки – Чунцин (Chongjin), позывной сигнал – HMYX, собственник – торговая компания Surim, в виде запрета на выход из порта Находка Приморского края.

Судебные акты: Арбитражный суд Приморского края удовлетворил ходатайство, и на судно был наложен арест 16 сентября 2020 г.

Пятый арбитражный апелляционный суд в рамках разбирательства пришел к выводу о том, что судом первой инстанции были неверно применены нормы материального права, а именно правила об аресте судов и о морском требовании, а также не полностью выяснены обстоятельства дела. Так, суд апелляционной инстанции проанализировал нормы КТМ РФ об аресте судов во взаимосвязи с нормами АПК РФ об обеспечительных мерах, а также исследовал нормы Международной конвенции об унификации некоторых правил, касающихся ареста судов (Брюссель, 10 мая 1952 г.). В результате анализа суд пришел к выводу о том, что требование о взыскании ущерба, причиненного водным биологическим ресурсам, не является морским требованием по смыслу ст. 389 КТМ РФ. Более того, истцом не было доказано, что данное судно является единственным объектом имущества ответчика на территории РФ, а также что без принятия данной обеспечительной меры судебный акт невозможно будет исполнить. Кроме того, судом первой инстанции был не только наложен арест в виде запрета на выход спорного судна из порта Находка, но и арест на само судно, о чем истцом не заявлялось в требованиях.

Арбитражный суд Дальневосточного округа оставил в силе постановление Пятого арбитражного апелляционного суда, уделив еще больше внимания толкованию норм вышеупомянутой Конвенции и применению их в рассматриваемом деле.

Комментарий: данное дело интересно по нескольким причинам. Во-первых, сам факт, что требования об аресте судна как обеспечительной мере рассматривались судами трех инстанций, является весьма выдающимся. Как правило, данные дела разрешаются в первой инстанции ввиду срочного характера обеспечительных мер. В данном случае обращение к апелляционной инстанции было логичным, поскольку налицо нарушения норм права. Однако путь такого дела вплоть до кассационной инстанции – это уже, действительно, единичный пример.

Во-вторых, судами апелляционной и кассационной инстанций были корректно и достаточно подробно исследованы нормы международного договора РФ во взаимосвязи с нормами национального законодательства, что, безусловно, является позитивным вектором в применении норм об арестах судов.

В-третьих, в данном деле, несмотря на государственное участие в лице истца и иностранную компанию в лице ответчика, что зачастую влечет развитие ситуации по заранее понятному сценарию, право оказалось во главе угла, и изначальное некорректное решение было отменено